0

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Автор: Вячеслав Бедеров | Добавлено 12-10-2018, 14:00 | Просмотров: 306
Категория: Интервью
Начинаем наш новый цикл интервью со знаковыми деятелями комикс-индустрии. Первый на очереди – Михаил Хачатуров, главный переводчик европейских комиксов в России.

Из нашей обстоятельной беседы с Михаилом вы узнаете, в чем заключаются главные особенности BD, как обстоят дела с комикс-культурой во Франции, а также много интересных подробностей о работе переводчика, творчестве Алекса Алиса и значимости всевозрастных комиксов для развития индустрии.

***

Меня зовут Михаил Хачатуров, я – переводчик. Преимущественно – комиксов, точнее – bande dessinée.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Фотография с сайта godliteratury.ru.


«Преимущественно комиксов», а были ли книжные переводы?

Да, я начинал именно с переводов не-комиксов, скажем так. Это были и научно-популярные книги, и обычные. Изначально, очень-очень давно, основу составляли переводы чисто научные, но потом, поскольку я всегда был большим любителем французского комикса, при первой же возможности я переключился на это направление. Сейчас появилась индустрия, появились издательства, и я стараюсь концентрироваться на комиксах.

Вы сказали, что всегда любили французские комиксы. Как вы с ними познакомились?

В то время, когда я учился в школе, в Москве, как и во многих крупных городах Советского Союза, можно было купить журнал «Пиф», издававшийся французской коммунистической партией. Именно поэтому он совершенно свободно продавался, и были места, куда любой интересующийся человек мог зайти и купить свежий номер «Пифа» или отдельных историй о героях из этого замечательного журнала.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»


А в дальнейшем вы пошли учиться на переводчика?

Нет. Но я учился в специальной французской школе, где также учились и дети дипломатических работников, жившие во франкоязычных странах. Как-то один одноклассник принес в школу кучку французских комиксов – с тех пор я из них больше не вылезал.

По вашему мнению, почему российский читатель не должен обходить их стороной?

Думаю, наш читатель и не будет обходить их стороной, когда их станет достаточно много, чтобы каждый мог найти что-то для себя. Но до тех пор – нужно обязательно всем рассказывать. Нужно говорить: «ходите в специализированные магазины», «ищите в крупных книжных магазинах полку с комиксами» – но ведь ее еще и не найдешь! А когда BD на рынке будет достаточно, когда не нужно будет о каждой новинке специально и долго рассказывать, тогда люди сами поймут, что французские комиксы – это очень богатое искусство, в котором обязательно найдется что-то для каждого. Вспомним знаменитый лозунг журнала «Тинтин»: «комиксы для детей от семи до семидесяти семи лет». И это правда!

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»


Как только что сказал Алекс Алис, сейчас в комиксах действительно присутствует любая тематика. Юмористическая, серьезная, абсолютно трэшовая – но каждый читатель во Франции может найти что-то «для себя». Там никому не нужно объяснять, «почему я читаю комиксы» – это воспринимается как совершенно нормальная, будничная, я бы сказал, вещь. У нас же любовь к комиксам до сих пор нужно объяснять, оправдываться. Поэтому так важна работа таких людей, как вы. Людей, которые пытаются донести до массового читателя, что комиксы – это искусство, равноправное с литературой, кинематографом. И тогда аргументы вроде «большинство комиксов – это фигня!» будут возникать все реже и реже. Люди, оперирующие подобными утверждениями, забывают, что сейчас и большинство фильмов – такая же фигня, как и большинство современных книг. Это массовая культура, и тут ничего не поделаешь. В массовой культуре большая часть произведений – отнюдь не шедевры, на то она и массовая. Именно поэтому на данном этапе работа просветителей (назовем это так) очень важна и принципиальна. Во многом благодаря их деятельности расширяется аудитория читателей комиксов, повышается уровень доверия к «историям в картинках» как таковым.

Во Франции, как вы сказали, культура комиксов уже сформирована. Но ведь в России такой культуры еще нет, а французские комиксы – уже есть.

Культура есть, но она фрагментарна. К примеру, люди моего поколения зачитывались журналом «Пиф». Тот же Аскольд Акишин, остальные «КОМовцы» – возьми любого из них! Они продолжают заниматься комиксами, а все почему? Потому что в юности, в детстве, читали «Пиф», на их сознание это произвело неизгладимое впечатление, и они остались в комиксах. Да, в то время таких были единицы, но лиха беда начало!

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Аскольд Акишин на Comic Con Russia 2018.


Вы совершенно верно заметили: было несколько «комикс-бумов» в нашей стране. Первый – на рубеже 80-90-х, когда в Москве, Уфе и Екатеринбурге зародились три независимых друг от друга объединения комиксов. И все их участники наверняка (про москвичей могу сказать точно) выросли на «Пифе». А помимо «Пифа» они, уверен, каждый месяц ждали новый номер журнала «Наука и жизнь», где регулярно появлялись цветные вкладки с комиксами, тоже французскими. Так что нельзя сказать, что эта культура у нас отсутствовала – просто она была очень фрагментарна. Но она была!

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»


В чем особенность французского комикса? Чем он может привлечь российского читателя?

Проблема в том, что эта область художественного творчества до сих пор остается для большинства наших читателей неизвестной, точнее – неизведанной. Но она настолько богата и привлекательна, что любому, кто решится полистать пару-тройку альбомов «банд десине», не составит никакого труда найти для себя что-то интересное. Для этого достаточно потратить совсем немного времени – хотя бы на изучение того, что уже вышло на русском языке. А ведь мы имеем очень хороший выбор! Могу с уверенностью сказать, что российский читатель находится в куда более привилегированном положении, чем читатель французский, который сегодня чувствует себя абсолютно потерянным в бескрайнем море новинок и уже перестал разбираться в том, что происходит на рынке. Всего просто-напросто слишком много! А у нас переводится лучшее, причем всех жанров. Любой отечественный издатель BD издает прежде всего то, что ему самому интересно – интересно как читателю. Ему лично какое-то произведение нравится, он готов его защищать, продвигать – следовательно, выбор делается в пользу реально качественных вещей! Именно поэтому абсолютно все BD, которые издаются в России, без исключения, очень хорошие. Причем они охватывают практически весь спектр: от андеграундных и авторских комиксов «Бумкниги» и «КомФедерации» до арт-объектов «Зангавара».

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Комиксы издательства Zangavar.


Есть всё, постепенно начали издаваться даже детские комиксы. Слава богу, стали издаваться детские комиксы! На мой взгляд, это самое главное. Нельзя говорить о формировании комикс-культуры до тех пор, пока не появится достаточный выбор не просто детских, а всевозрастных комиксов. Того, что во Франции называется «bande dessinée tout public» – «комиксы для всех, для семейного чтения».

Я всегда привожу такой пример: мальчик двенадцати лет купил себе комикс в магазине. Ну, или папа ему купил. Папа полистал, вдруг заинтересовался, прочитал, положил на стол. Мимо проходила дочка семи лет – тоже заинтересовалась, прочитала, где-то бросила. Его нашла бабушка – открыла и тоже зачиталась! Вот так устроено большинство французской классики, которую могут читать все члены семьи, от мала до велика.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»


Потихоньку и у нас стали появляться комиксы, устроенные именно так. Любой человек в семье может найти в них что-то свое. Внешне рисунок выглядит детским, но, если человек умеет хоть немного абстрагироваться, он поймет, что это написано и нарисовано не только для детей. Потому что каждый французский автор, создавая книгу, понимает, что книжку-то купят родители – а они обязательно прочитают ее, прежде чем дать ребенку! И авторы вставляют в историю моменты, которые поймут и оценят только тридцати, сорока, пятидесятилетние – и они тоже будут смеяться, пусть и не над тем, над чем в той же самой книжке смеются их дети. Об этом, кстати, очень хорошо рассказывал Эмиль Браво, когда приезжал в Россию.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Эмиль Браво, автор книг «Семь медведей-гномов и принц Златопряж» и «Как семь медведей-гномов победили голод».


Нет ли в этом принципиальной разницы между родителями французскими и российскими?

Если бы она проявлялась только в отношении к комиксам! Боюсь, у нас разве что в немногих прогрессивных, так сказать, семьях царит атмосфера абсолютного доверия, где родители доверяют выбору своего ребенка и готовы искренне им заинтересоваться. Но подобных семей не так много. Поэтому нужно всеми силами развивать сегмент комиксов «для всей семьи»: «Астерикс», «Тинтин», или, к примеру «Ариоль», которого издает «Бумкнига» – совершенно гениальная серия! Да всю франко-бельгийскую классику...

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Дмитрий Яковлев и комикс «Ариоль. Телячьи нежности».


Астерикс и без того достаточно популярен в России.

Но ведь он популярен прежде всего как персонаж кино, а не комиксов. Далеко не все знают, что этот герой пришел из комиксов, созданных 60 лет назад. Радует, что сейчас выпуск «Астерикса» на русском встал, наконец, на регулярные рельсы... Сегодня многие издатели поняли, что за девяносто лет франко-бельгийская школа создала поистине мировые шедевры, отсутствие которых на рынке равносильно отсутствию «Улисса». Да, это не те книги, которые будут читать все подряд, но их отсутствие говорит о неполноценности рынка.

В чем схожесть BD и американских комиксов? С каких жанров переход будет более безболезненным?

Вы, как никто, знаете, что американские комиксы – это огромная вселенная, в которой есть все. Начиная с полного идиотизма и заканчивая подлинными шедеврами. Есть авторские комиксы, есть андеграундные комиксы, есть веб-комиксы, где тоже куча всякой ерунды, но есть и очень сильные вещи. Хотя понятно, что когда говорят «американские комиксы», подразумевают, прежде всего, супергероику.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Человек-Паук в исполнении Жана Жиро (Мёбиуса).


Но, как заметил сегодня Алекс Алис, рынок американских комиксов французским авторам неинтересен. Он маленький и сильно уступает рынку французскому. Тиражи маленькие! И супергерои сейчас (это его слова, я не от себя говорю) воспринимаются в Америке как дедовское увлечение, они неинтересны молодежи. Настолько неудачный у них маркетинг, что ли. Несмотря на всю поддержку, которую им обеспечивает кинематограф, тиражи продолжают падать – молодым больше нравится читать пусть и плохо нарисованные, но остросоциальные комиксы, которые говорят с ними на их языке и отвечают их сиюминутному запросу.

А во Франции есть мейнстрим?

«Мейнстрим» именно с негативным оттенком?

Ну да, то, о чем мы говорили, – то, что читают все, но оно необязательно хорошее.

А в этом и кроется уникальность BD – то, что массово читают французы, просто не может быть плохим. Даже самые массовые французские тайтлы – это очень хорошие (или как минимум добротные!) комиксы. Долгое время лидером продаж во Франции, как и у нас, были «Ходячие мертвецы». Но это был первый случай за долгие годы, когда американский комикс обогнал по продажам французские.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Французское издание «Ходячих мертвецов».


Недавно я был в Брюсселе на комикс-фестивале и видел, к кому стоят гигантские очереди – все это очень хорошие и сильные авторы, великолепные графики. Да, в BD не всегда бывает высочайшее содержание, но почти всегда – великолепный уровень графики. В отличие от кино, где в топы совершенно спокойно могут попадать откровенно плохие фильмы (правда, ненадолго), в BD очень редко наверх забирается что-то совсем малоинтересное. У лидера продаж всегда есть какое-то достоинство – например, отличный рисунок. История может быть вторичной, но она всегда хорошо нарисована, хорошо издана, производит яркое визуальное впечатление. Или наоборот – прекрасная история, пусть визуально и выглядящая беднее, но она рассказана настолько качественно и глубоко, настолько искренне, что вызывает отклик у массы читателей. Откровенно плохих BD я даже не могу с ходу припомнить!

Плохое не производится или не читается?

Оно просто не производится! Да, регулярно выходят серии, которые уходят в небытие. Но если вы пойдете к букинистам и откопаете забытые серии 80-х, 60-х, да даже 50-х – вы увидите, что там потрясающий (или хотя бы очень достойный) рисунок и отнюдь не всегда плохая история! Уровень очень высокий! Французский комикс – это, наверное, единственный вид искусства, в котором нет (точнее, крайне мало) реально плохого. Очень высок средний уровень. Может, шедевров как таковых и немного – великое вообще появляется редко, это товар штучный, – но средний уровень крайне высок. Это настолько трудоемкий вид искусства, что в нем могут остаться только люди, способные долго и кропотливо работать. Просто сидеть и годами рисовать, рисовать, рисовать...

Во Франции для того, чтобы тебя заметили, нужно очень много работать. Там действительно все сплошь мастера своего дела, как минимум профессионалы. Не скажу, что все – гении и таланты, но как минимум очень сильные профи. В американском комиксе, мне кажется, победнее. После BD на американские комиксы (повторюсь на всякий случай, что мы говорим о «мейнстриме») перейти вряд ли возможно, а наоборот – пожалуйста. С плохого на хорошее всегда легче.

Немного об Алексе Алисе – в чем его уникальность как писателя?

Его уникальность в том, что он очень хорошо продумывает концепты своих историй. Прежде чем сесть за рисунок, он очень много времени (порой годами) просто обдумывает, пережевывает идею. Она случайно зарождается, и, если она его цепляет, он начинает ее прорабатывать. Шесть-восемь лет у него ушло только на то, чтобы идея «Звездного замка» добралась до первого наброска будущего сториборда. То есть его сила – в долгом, тщательном обдумывании своих миров.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Иллюстрация из комикса «Звездный замок. Том 4. Земляне на Марсе».


Алекс – не начинающий автор, он уже четверть века в профессии, но у него всего три серии! Иными словами, всю свою карьеру он занимался всего тремя сериями – представьте, насколько хорошо они продуманы! В его мирах читателю комфортно находиться, он им доверяет, ему интересно: а что Алис придумает в следующем томе? Да, мы уже знаем, как выглядят марсиане – а как будут выглядеть, скажем, венерианцы?

«Как выглядеть»? То есть во французских комиксах очень большая ставка делается на визуал? Книга может быть вторична сюжетно, но выглядеть она будет гарантированно хорошо?

Ну, если сюжет все-таки пробуксовывает, успех книги будет сиюминутен: люди клюнут на качественный рисунок, но, прочитав, вряд ли захотят купить второй том. Поэтому, как правило, уровень историй тоже довольно высокий. Другое дело, что люди разные и нравится всем разное. Если человек в принципе не любит социальные истории и случайно попадет на такую – она ему, скорее всего, не понравится, а человек, который любит сложные автобиографии, вряд ли заинтересуется морскими приключениями или стимпанком. Но ведь читатель, как правило, отлично знает, что он любит, а что нет, и, скорее всего, любая купленная им книга его чем-нибудь да порадует. Никто не станет тратить свои кровные семнадцать евро на то, что ему неинтересно.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Топпи, «Шараз-Де».


Чем вам, как переводчику, интересны истории Алекса Алиса?

По той же причине, которую я назвал: в этой истории интересно находиться. Находиться как читателю, причем читателю сверхвнимательному – я же должен вжиться во всех персонажей, понять, как они говорят, как функционируют. Я всегда глубоко погружаюсь в комиксы, поэтому стараюсь выбирать только те, которые мне реально интересны. То есть необходим не только профессиональный вызов, но и эмпатия – в конце концов, в этих комиксах ты проводишь месяц, а то и два, без эмпатии тут никак.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Алекс Алис и Михаил Хачатуров.


Расскажите, как у вас проходит процесс перевода книги.

Многое зависит от того, известна мне серия или она для меня нова. Если я очень хорошо ее знаю – как, например, «Астерикса» – мне не нужно старательно вычитывать каждый том, я и так их все наизусть знаю. Но если серия новая, как, например, «Звездный замок», конечно, мне нужно ее сначала прочитать.

После первого прочтения книги я обычно откладываю ее в сторону на достаточно долгий срок – может, неделя, может, две. По идее, за это время в голове должно родиться то, что я называю «схемой перевода». Дело в том, что ее нельзя придумать, просто сидя и почесывая затылок – она должна родиться, поэтому книгу лучше внимательно прочитать... и отложить. А пока лучше заняться другими делами – время подскажет, когда момент пришел и можно начать воплощать эту самую схему русскими буквами.

Какой перевод вам запомнился больше всего?

Так все говорят, и это правда: «в каждый перевод ты обязательно что-то вкладываешь». Я стараюсь избегать книг, которые мне неинтересны, всегда должен быть какой-то творческий челлендж. Например, «Три секунды». Вроде бы там переводить нечего, но если посмотреть внимательно – там очень сложный перевод! Там довольно много текста, причем он принципиально важен для понимания сюжета. Я так понимаю, что не все из тех, кто прочитал «Три секунды», действительно вникли в сюжет и постарались разгадать детективную интригу. А ведь там по всему тому разбросаны текстовые подсказки!

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Кадр из интервью Михаила для канала «БигФест Шоу».


И так в каждой книге. Конечно, когда переводишь такие вещи, как «Астерикс» или «Корто Мальтезе», то они по умолчанию требуют особенного внимания – это вечная классика. Однако главное открытие последних 10-15 лет для меня – «Ариоль» Эмманюэля Гибера и Марка Бутавана. Я давно знал об этой серии, но не обращал на нее никакого внимания – ну серия и серия, мало ли их. Но благодаря Диме Яковлеву мне удалось поработать над ней. Сначала я был скептичен, но сейчас это моя любимая серия из всех современных, вне зависимости от жанра! Для меня перевод каждого нового тома «Ариоля» – это настоящий праздник и огромное удовольствие. Чувствуешь отдачу от каждого персонажа, буквально! Короче, «Ариоль» просто прекрасен.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»


Раз уж упомянули Эмманюэля Гибера, автора «Фотографа». Как во Франции обстоят дела с графической журналистикой?

Все говорят, что во Франции этот жанр сегодня набрал очень серьезный ход. Так и есть! Вообще во франкоязычных странах... Ги Делиль – классический пример. Это стало модным, стало находить спрос. Люди, не читавшие комиксы, считавшие себя выше этого, с появлением таких авторов (о которых, к тому же, наперебой пишут все газеты) постепенно приобщились к миру рисованных историй. Приобщились к самому способу передачи мысли с помощью рисунка, который они раньше отвергали.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Фрагмент из комикса Ги Делиля «Пхеньян».


Я, скажу честно, не большой поклонник жанра графического репортажа, но, если воспринимать его как одну из входных дверей для тех, кто до этого любителем комикса не был, – то он, безусловно, достоин огромного уважения. Кто-то войдет в BD через эту дверку, кто-то – через дверку с надписью «фэнтези», кто-то – через стимпанк, кто-то – через трэш-комиксы. Но через все это множество дверок каждый из них в итоге придет к комиксу как виду искусства, и будет дальше расширять свой кругозор.

Вы работали со многими крупными издательствами: «Зангавар», «Комильфо», «МИФ», «Азбука». С каким из них вам больше всего понравилось работать?

При всем уважении к остальным, «Бумкнига» – вне конкуренции. Это лучшее издательство, которое только можно представить. И по выбору книг, и по работе с командой. К тому же, если мы посмотрим, сколько европейских комиксов издала «Бумкнига», мы увидим, что их число больше, чем у всех остальных издательств вместе взятых – а это уже определенный подвиг.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Стенд «Бумкниги» на фестивале «БигФест Лайт».


Выискивать каждую книгу, делать популярными авторов, которых у нас вообще никто не знает, – это гигантский труд. Том Голд, Мавил, Брехт Эвенс – они были здесь совершенно неизвестны, а теперь к ним за автографом стоят очереди по сто человек! Конечно, «Бумкнига» в этом смысле вне конкуренции. Но вообще, все издательства, с которыми я работаю, хороши по определению – иначе бы я с ними не работал.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Еще один автор «Бумкниги» – Андерс Н. Кваммен, создатель комикса «Старшая школа». В этом году он пообщался с учениками одной из петербургских школ и обсудил свой комикс.


А что особенного в командной работе в «Бумкниге»?

Просто очень правильное и здоровое отношение. Ты можешь быть абсолютно уверен, что твой труд будет воспринят с максимальным уважением и любая правка всегда будет обсуждаться. Ты вручаешь свой текст со спокойной душой – а в нашей сегодняшней жизни, и без того слишком дерганой, это очень ценно. Всегда приятно, когда есть открытый, взаимозаинтересованный диалог.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Более того, «Бумкнига» – обладатель премии КомиксБума в номинации «Лучшее издательство 2017-го года». Фотография из сообщества «БигФест» ВКонтакте.


Каково, по вашему мнению, само значение перевода?

Оно огромно! На самом деле огромно! Удачный перевод может даже не самую популярную серию сделать популярной, а неудачный – даже самую популярную сделать провальной. Хотя думаю, что это более актуально для американского сегмента, где ежегодно выходит огромное количество тайтлов. Европейских комиксов у нас не так много, так что в этом сегменте дела получше.

Беда в том, что если иностранному автору не повезло, и он вышел в плохом переводе, потом будет очень сложно вернуть к нему доверие широкой публики, даже если спустя полгода выйдет хороший перевод. Это, кстати, проблема не только комиксов и книг вообще – то же самое у нас зачастую происходит и в фильмах, все мы знаем, как они у нас переводятся.

Как вы относитесь к тому, что комиксы у нас переводятся не профессиональными переводчиками, а блогерами и людьми, которые просто много прочитали комиксов и хорошо разбираются в материале?

Тут я могу сказать одно: это очень плохо. Это неправильно, на самом деле. Правда, в европейском сегменте такого нет, там чаще всего работают очень сильные, а главное, профессиональные переводчики, как, например, Михаил Визель. «Пять тысяч километров в секунду» Мануэле Фьора, «Однастория» Джипи – его работы, недавно у «Бумкниги» вышли.

Михаил Хачатуров: «То, что читают французы, не может быть плохим»

Михаил Визель, фотография с сайта the-village.ru.


А что касается людей, которые думают, что перечитали все комиксы, подучили английский, и этого достаточно, чтобы квалифицированно переводить – увы, это не так. Переводчику, прежде всего, необходима глубокая книжная культура. Нужно много читать – не только комиксов, вообще книг. Разных стилей и жанров, чтобы с первого взгляда понять, уловить стиль автора. Какой он? Ироничный? Или сугубо серьезный? Или нарочито серьезный, и ирония автора именно в этом? Не говоря уж про идиоматику (которая, к тому же, очень меняется от эпохи к эпохе), особенности применения сленга и все остальное... Для того, чтобы научится понимать такие нюансы, нужно прочитать горы книг – и не только комиксов.

Автор: Вячеслав Бедеров
Добавлено 12-10-2018, 14:00
Просмотров: 306
Категория: Интервью

Теги: Comic Con Russia, интервью, Михаил Хачатуров

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Где купить комиксы

Двадцать Восьмой

Уже в продаже:

Защитники. Том 1 (мягкий переплет)

Защитники. Том 1 (мягкий переплет)Супергероям-неудачникам придется объединиться, чтобы раскрыть загадочный заговор в самом сердце Вселенной Marvel и узнать, чем грозят миру Машины согласия. Мэтт Фрэкшн («Страх во плоти», «Могучий Тор», «Непобедимый Железный человек») вновь присоединяется к автору серии «Невообразимых Людей Икс» Терри Додсону («Потрясающий Человек-Паук»), чтобы вдохнуть новую жизнь в самых могучих изгоев Marvel! Вашему вниманию предстают совершенно новые, другие и энергичные «Защитники»!

Защитники. Том 1 (твердый переплет)

Защитники. Том 1 (твердый переплет)Супергероям-неудачникам придется объединиться, чтобы раскрыть загадочный заговор в самом сердце Вселенной Marvel и узнать, чем грозят миру Машины согласия. Мэтт Фрэкшн («Страх во плоти», «Могучий Тор», «Непобедимый Железный человек») вновь присоединяется к автору серии «Невообразимых Людей Икс» Терри Додсону («Потрясающий Человек-Паук»), чтобы вдохнуть новую жизнь в самых могучих изгоев Marvel! Вашему вниманию предстают совершенно новые, другие и энергичные «Защитники»!

Крутиксы №3

Крутиксы №3Встречайте третий выпуск журнала про зверят-супергероев! Вас ждет путешествие в таинственный город Санкт-Петербург в компании пса-сыщика Мухтара и его друга Крыся великолепного! А также загадки, приключения, игры и множество познавательного в свежем номере журнала «Крутиксы»!

Марси и загадка Сфинкса

Марси и загадка СфинксаОтец Марси – знаменитый искатель приключений Артур – исчез во время экспедиции в Египет, и девочке ничего не остается, как отправиться по его следам. После долгого путешествия она оказывается перед великим сфинксом. Чтобы войти, нужно разгадать древнюю загадку, ведь только так она сможет освободить папу, запертого внутри. На помощь Марси приходят египетские боги, но с финальным испытанием она должна справиться самостоятельно. Сможет ли Марси преодолеть свои страхи и спасти Артура?

Дневники Вишенки. Том 3. Последнее из пяти сокровищ

Дневники Вишенки. Том 3. Последнее из пяти сокровищНаступила зима, Вишенка с подругами готовятся к праздникам. Пытаясь придумать лучший подарок для мамы, Вишенка попадает в старинное переплетное ателье и знакомится с его владелицей. Одним уютным зимним вечером в сундуке ателье девочки находят посылку с надписью «Первое из пяти сокровищ». Так начинается череда невероятных событий, связывающих воедино судьбы героев.

Друзья

Big Name Fan Weekly