3

Дмитрий Яковлев: «Наша задача – сделать это глубоким»

Автор: klerk95 | Добавлено 21-12-2014, 00:51 | Просмотров: 2568
Категория: Интервью
Дмитрий Яковлев: «Наша задача – сделать это глубоким»

– Дмитрий, начнём с истории. Почему вы связали свою жизнь с комиксами? Когда и как они вошли в вашу жизнь?

– Вошли через французскую литературу и через появившихся друзей, которые приехали сюда жить из франкоязычной Канады, из Квебека. Мы много общались на самые разные темы: музыка, литература, кино, и в какой-то момент речь зашла о комиксах. А, собственно, в литературе я нередко встречал какие-то отсылки к комиксам, откуда у меня возник некий интерес. Благодаря им этот интерес начал шириться и шириться, я начал смотреть, что происходит в нашей стране. Это было в 2002 году, до этого у меня представление о комиксах было, как и у большинства, что комиксы – это про супергероев и всё. Дальше я нашёл в Питере ребят, которые рисовали комиксы, и мы сделали арт-группу Spb novel graphic, начали делать выставки, печатать книжки. Также, в 2003 или 2004, в Москве появилось издательство «Нитусов» и я стал заниматься этим издательством в Петербурге, был их представителем.

– Чем вы занимались до этого?

– Ну, с книжками я работал начиная с 2001 года. Начиналось всё с продавца в книжном магазине, потом старший продавец, потом куратор книжного направления в медиамаркетах «Союз», которые были в своё время. Параллельно занимался «Нитусовым», а с 2005 года работал в издательстве детской литературы «Самокат».

– Вы с самого начала интересовались немейнстримом?

– Изначально я смотрел на всё. Но здесь нужно понимать, что я смотрел на рынок франкоязычного комикса. Только с течением времени началось более осознанное отношение, это связано и с тем, что я начал читать на французском. Тогда я стал понимать, что жанры экшна, фантастики, фэнтези так же, как и в литературе, мне не очень близки.

– Ваша профессиональная организаторская деятельность началась с «Бумфеста»?

– Нет, ещё с «Spb novel graphic» я выступал как куратор, организатор и менеджер того, что там происходит. То есть все выставки, которые там происходили, были инициированы мной и предложены художникам. Я находил какое-то место, мы придумывали вместе тему и дальше делали выставку.

– А когда появился «Бумфест»?

– Идея «Бумфеста» у меня была достаточно давно. Когда я впервые попал на «КомМиссию», это был, наверное, 2003 год. Собственно, тогда начали появляться мысли о том, что надо сделать свой фестиваль в Санкт-Петербурге. Москва это хорошо, но надо больше. Соответственно, в 2006 году стало понятно, что появился достаточный организаторский опыт, чтобы брать и делать, и в 2007 году мы сделали первый фестиваль. В одной из наших книг, «Овраги», как раз рассказывается про этот первый фестиваль. Практически всё, что показано в «Оврагах» - всё так и было. Мы на самом деле жили в коммунальной квартире и всё это делалось, в общем-то, оттуда, фестиваль вышел из коммуналки.

– Насколько я понимаю, «КомМиссия» была ориентирована изначально на отечественных авторов, в то время как на «Бумфест» приезжают деятели со всего мира?

– В первую очередь у «КомМиссии» была цель создать площадку уже определённо сложившемуся коммьюнити, плюс найти новых авторов именно отечественных. У нас сразу ставилась задача делать именно международный фестиваль. Русские – это хорошо, но надо же с русскими показывать и какие-то интересные образцы нерусских комиксов. Это достаточно важно, особенно учитывая, что на момент 2007 года изданий комиксов было катастрофически мало.

– Результатом «Бумфеста» стало издание книг?

– После того, как мы провели первую выставку, стало понятно, что фестиваль классный, но книжек-то нет. Ну, я и подумал, что нужно выпускать свой фэнзин. Собирать русских авторов и печатать короткие истории небольшим тиражом, и мы с Никитой Литвиновым (с ним я познакомился на почве любви к комиксам и благодаря его интересу к американскому андеграунду графической литературы) сделали небольшой издательский проект. Так появился второй выпуск сборника коротких историй ЧПХ, первый был создан ещё в составе Spb novel graphic.

– А когда появляется «Бумкнига»?

– Формально, издательский проект был начат в 2008 году. Мы перепечатали первый ЧПХ и сразу сделали второй номер. Тогда же мы сделали две небольшие книжечки: Олега Тищенкова «Кот+1» и Алексея Никитина «Люк». У нас была идея запустить серию книжек в формате открытки. Но, в общем, этот проект как начался, так и закончился, а издательство осталось. Если говорить официально, юридическое лицо было зарегистрировано в 2009 году. То есть формально в этом году нам 5 лет, а неформально 6.

Дмитрий Яковлев: «Наша задача – сделать это глубоким»Дмитрий Яковлев: «Наша задача – сделать это глубоким»


– И когда вы перешли к изданию более серьёзных книг?

– Тогда же, в 2009 году, и перешли. Тогда появилась «Книга чувака» Захара Ящина, сборник современного финского комикса и дальше уже более серьёзные проекты в 2011 году, когда мы издали первую книгу Мавила «Давай останемся друзьями», книгу Давида Бошара «Священная болезнь», сделали архивный комикс Туве Янсон «Муми-тролли и конец света» и издали книжку Виктории Ломако «Запретное искусство», которая, кстати, переведена на французский и немецкий языки.

– С помощью издательства переведена?

– Ну, по большей части с помощью переводчиков. Одна девушка немка, которая посчитала, что это суперважно. Она же помогла нам найти немецкое издательство и сама же переводила. И ещё один молодой человек со своей женой (он – француз, она – русская) также поспособствовали тому, чтобы книга была издана во Франции. На самом деле, очень часто получается, что переводчик помогает издать книгу с того или иного языка. Встречается такое и в России, когда переводчик, например, с норвежского языка находит что-то интересное.

– Как развивается издательство? От тех же тоненьких книг Мавила в мягкой обложке вы сейчас перешли к «Фотографу», «Голиафу», «Стигматам»…

– Самое активное наше развитие происходит в этом и прошлом году. В 2012 у нас был небольшой спад, но это отчасти связано с тем, что я расстался вместе со своим коллегой Никитой Литвиновым. Мы были учредителями, но в результате неких трений мы пошли разными путями. Поэтому у нас и была небольшая пауза в 2012 году.

– Отличается ли работа с нашими авторами от работы с зарубежными?

– Чаще всего я взаимодействую с их издателями или агентами, чтобы договориться. С отечественными творцами я работаю напрямую. Но мне кажется, что я единственный издатель в России, который практически каждого автора знает лично и у меня есть каждая выпущенная нами книга, подписанная создателем.

Дмитрий Яковлев: «Наша задача – сделать это глубоким»Дмитрий Яковлев: «Наша задача – сделать это глубоким»


– Если вы в основном работаете с издателями, как происходит приглашение авторов на фестиваль?

– Тут уже связь идёт лично с комиксистом. Это просто, учитывая, что ты берёшь его контакт через издательство или каких-то коллег, делающих подобные фестивали в других странах.

– Авторы всегда идут навстречу?

– По-разному, чаще – да. Конечно, непросто работать с топовыми авторами, которые и живут далеко и уже достаточно взрослые. Чаще всего, в 90% случаев, это достаточно просто, главное – делать это заблаговременно, ведь у каждого автора есть туры, выход книг, свои планы. Необходимо где-то за полгода начать договариваться о его приезде. Обычно подготовка нового «Бумфеста» начинается после Нового года.

– Не было такого, что автор не хочет приезжать именно в Россию?

– Нет, никогда. Наоборот, у нас есть преимущество, ведь мы находимся в Санкт-Петербурге. Многим, говоря про Россию, интересен именно Санкт-Петербург.

– Переводчики, шрифтовики связаны с миром комиксов или это отдалённые от индустрии люди?

– Ну, наш шрифтовик – Захар Ящин, главный шрифтовик комиксов в стране и основной, работаем исключительно с ним. Переводчики скорее связаны с миром литературы, комиксы, может, и читают, но не так активно. К примеру, книгу «Стигматы» переводил литературный переводчик Михаил Визель. «Персеполис» и «Фотографа» переводила Анна Зайцева, которая переводит книги для издательства «НЛО», которое занимается серьёзной гуманитарной литературой.

– Поддерживают ли вас какие-то литературные организации?

– Существует целая сеть поддержки издания разных книг, в первую очередь это литература, затрагивающая сложные социальные вопросы. Мы получили несколько грантов от Французского института, на «Фотограф», «Ибикус» и «Священную болезнь». Получили грант Гёте-института на издание книг Мавила, от Финского фонда поддержки литературы. Это одна из возможностей для нас снижения стоимости, так как тиражи у нас небольшие, но мы добиваемся оптимальной стоимости, так как формально наши книжки процентов на 20 больше могли стоить, мы идём навстречу читателям.

Дмитрий Яковлев: «Наша задача – сделать это глубоким»


– Как влияют на ваше, в общем-то нишевое издательство, общие подвижки русского рынка комиксов?

– Издаётся больше книжек и это помогает каждому издателю попасть в книжный магазин. Это с одной стороны. С другой стороны, большое количество издаваемых комиксов приводит к распространению комикс-магазинов, что, опять же, помогает издателям расширить свою сеть распространения. Я думаю, это нужно всем. Конкретно про «Бумкнигу» точно скажу, что нам помогает появление новых игроков на рынке.

– Расскажите о Санкт-Петербургской библиотеке комиксов, связана ли она с проведением «Бумфестов»?

– Нет, библиотека – это отдельный проект, пусть и сопряжённый с моей общей деятельностью. В 2007 году, когда мы сделали первый фестиваль, одной из идей было открытие издательства, а второй – создание библиотеки. Я начал стучать в разные двери с этим предложением, и два года назад она была открыта на базе библиотеки имени Лермонтова. Да, это не быстрый путь. Возможно, это связано с тем, что для меня было очень важно, чтобы это было публичное пространство, соответственно, идеально, если бы это была публичная библиотека, что в итоге и произошло. Но также было необходимо, чтобы эта публичная библиотека не просто дала комнату, но администрация бы участвовала в развитии проекта. Чтобы выделялось финансирование на закупку книг, была возможность взять на работу человека, который этим занимался, выделялся бюджет на проведение мероприятий. В лице Лермонтовки такой партнёр был найден. Я работал там полтора года, но в итоге понял, что не может быть всё зациклено на одном человеке. Плюс я банально не успевал делать другие дела, и я ушёл из библиотеки.

– Проект развивается без вас?

– Да, сейчас он работает в том же формате, как и любая публичная библиотека. Ты приходишь, бесплатно записываешься. Можешь брать книжки домой, можешь читать прямо там, условия для этого созданы.

– Как определяется выбор книг и авторов для издательства, фестиваля и библиотеки? Вы издаёте достаточно специфические комиксы, регулируются ли они исключительно вашим вкусом?

– Говоря о библиотеке, там никакой чёткой установки нет – там представлен и мейнстрим, и инди, и книги, не знаю, на десяти языках. А насчёт «Бумкниги» и «Бумфеста» – в том числе и вкусом. Если говорить про издательство, то у него есть издательская политика, в рамки которой не вмещается, так называемый, «развлекательный» комикс. Хотя она и может немного трансформироваться, и меняться, но на сегодняшний момент ситуация такова. Опять же, если посмотреть на то, что мы издаём, большая часть книг получала не по одной премии, большая часть книг переиздаётся и в своих родных странах, и в других странах, и всё это достаточно высокие образцы графической литературы. Если говорить про фестиваль, то опять же, до определённого момента у меня было мнение, что комиксы – это только про супергероев и только из Америки и, собственно, я считаю, что у большинства людей мнение такое до сих пор. Я вижу задачу фестиваля в том, чтобы показать комикс совсем с другой стороны, потому что традиционные комиксы люди и так каждый день видят на билбордах, в рекламе нового кино и жвачки.

– Где проходит граница между тем, что способно пробудить мысль и простым развлекательным комиксом, и есть ли эта граница вообще?

– Такой вопрос… (задумывается) граница, безусловно, есть, и с одной стороны это тема, которая затронута в книге, а с другой стороны – это подход писательский и подход художника к тому, как эту тему раскрыть. Но опять же, я считаю, что ничего плохого в развлекательной литературе нет. Если мы посмотрим на кино или литературу – там происходит то же самое. 80% современной продукции направлено на развлечение. Зачастую я сталкиваюсь с тем, что люди, читающие наши книги, или потенциальные читатели, боятся именно тематики этих книг.

– Насколько часто происходит такое непонимание? Если, например, человек видит «Неуклюжего» и говорит, что сам сможет нарисовать не хуже.

– Здесь своеобразная ситуация: читатель, который является потребителем традиционного комикса, непросто воспринимает что-то другое, особенно если мы говорим о молодом читателе, которому от 16 до 20 лет. Я считаю, что наши книги всё же рассчитаны на читателя постарше или читателя, у которого есть уже достаточно большой опыт чтения комиксов. В нашей стране существует достаточно серьёзный пробел в сегменте детского комикса, так как у многих людей, например, моего возраста, нет никакого читательского опыта, нам необходим какой-то современный комикс, на котором воспитывался бы читательский опыт. Возвращаясь к молодому читателю, читающему исключительно традиционные комиксы. Если такой читатель видит того же «Неуклюжего», он думает только, что это почеркушки, которые он и в пятом классе смог бы воспроизвести. Однако книга уже более десяти лет переиздаётся и нужно понимать, что у Джеффри Брауна есть достаточно большой опыт читателя с одной стороны и профессиональное художественное образование - с другой, что, в общем-то, заметно в его комиксах, в том числе в «Неуклюжем». Ну и опять же, тема комикса очень личная, о подобных вопросах принято говорить разве что в узком кругу друзей – посидел, рассказал. Здесь можно провести параллели с комиксом Мавила «Давай останемся друзьями», где так же поднимаются достаточно интимные вопросы.

– Вы начали говорить о детском комиксе, и на ум сразу приходит «Мильтон»…

– «Мильтон» - это не комикс! Это книжка с картинками и до комикса там всё ещё достаточно далеко.


Дмитрий Яковлев: «Наша задача – сделать это глубоким»
Дмитрий Яковлев: «Наша задача – сделать это глубоким»


– То есть «Мильтон» - эта не та вещь, на которой может воспитаться восприятие комикса?

– В принципе, он может быть для начала, но при этом нужны и более традиционные комиксы, которых у нас не так много. У нас всего 6 книг про Тинтина и, как мне кажется, публика реагирует на них достаточно вяло, нам необходим какой-то современный комикс для детей.

– Это проблема конкретно российского рынка?

– В частности во Франции рынок детского комикса просто огромен. Проблема такова, что ещё месяц назад мне казалось: ситуация с детским комиксом в ближайшие два года может измениться кардинально в результате активного роста сегмента детской литературы. Однако сегодня сложно делать прогнозы о чём-либо, что будет в следующем году.

– Ваши комиксы часто затрагивают острые политические, социальные и философские темы. Каким культурным багажом нужно обладать, чтобы читать ваши комиксы и понимать?

– Нужно быть в достаточной мере начитанным. В принципе, о некоторых наших книгах можно сказать, что они доступны и в подростковом возрасте, если имеется какой-то опыт знакомства с литературой. Тот же «Персеполис» можно читать в 14 лет точно. Я сталкивался с подростками, которые в таком возрасте читали его, и имея за плечами огромное количество книг того же издательства «Самокат», которые делает книги далеко не развлекательные, им будет достаточно легко воспринять и наши книги.

– В чём же тогда важность самой формы книги? Тот же «Персеполис» мог бы быть исключительно литературным трудом.

– Я считаю, что здесь надо помнить, что это та форма, которую избрал автор, та форма, в которой он хочет или ему удобно работать, это мне кажется главным аспектом.

– Всё же в читателях очень глубоко сидит стереотип «Комиксы – для детей», вы говорите, что уже сейчас вам нужно взрослого читателя, при этом обладающего багажом начитанности, но таких крайне мало. Как «Бумкнига» справляется с таким парадоксом?

– Мы планируем делать детские комиксы. В перспективе потенциал развития культуры комиксов просто огромный и последний год показал даже больше, чем можно было предположить, я имею в виду развитие рынка графической литературы, и сейчас уже гораздо проще работать с книжными магазинами, которые долгое время были в какой-то контре. Я имею в виду, традиционные книжные магазины. И сейчас люди ходят в книжные магазины за комиксами. Особенно взрослые читатели, многие из которых даже не знают о существовании магазинов комиксов. У нас достаточно нишевый продукт, и аудиторию можно разделить на две части. Есть часть аудитории, которая интересуется комиксом, причём всеми его проявлениями, и другая часть, которая ближе к литературе. При этом мне кажется, что нашему издательству не хватает как раз второй части, так как первые – обычно достаточно активные люди, которые видят, что выходит, более информированы, в том время как аудитория «литературную» не так следит за этим, и здесь стоит вопрос как до них добраться.

– Не стоит ли перед вами вопрос, грубо говоря, превратить первую часть аудитории во вторую? Поднять уровень любителей традиционного развлекательного комикса до серьёзной литературы?

– Такой цели я не ставил, так как вижу, что многие любители читают абсолютно весь спектр комиксов и это вполне нормально, нормально уживаются комиксы про Человека-Паука и «Священная болезнь». Я не знаю возраст этих людей, но у меня создаётся впечатление, что у них всё в порядке с читательским опытом, они отдают себе отчёт в том, что могут быть разные книги и разные книги могут быть хороши. А чтобы поднять уровень… были случаи, когда люди через некоторые комиксы начинают усиленно интересоваться, активнее поглядывать на литературу.

Дмитрий Яковлев: «Наша задача – сделать это глубоким»Дмитрий Яковлев: «Наша задача – сделать это глубоким»


– Явно развивается рынок комиксов, и вы очень развиваетесь вместе с ним. Сейчас издательством заявлено издание по-настоящему культовых вещей: «Одеяла» Крэйга Томпсона, «Из ада» Алана Мура, «Палестина». Есть ли куда тянуться дальше?

– Здесь нужно понимать, что у нас маленькое издательство, и мы просто не потянем издание более чем 10-15 книг в год на сегодняшний момент. У нас и нет задачи делать намного больше, на следующий год у нас стоят в плане 12 книг. Насчёт лицензий: на «Из ада» мы ещё не получили контракт. Со своей стороны мы подписали документы, но помимо издателя его должны подписать оба автора, что занимает некоторое время, и я сразу хочу сказать, что в 2015 книги точно не будет. Над «Палестиной» работа затянулась, но всё в порядке, я думаю, что в первом полугодии 2015 года она будет. При этом сейчас сложно прогнозировать и цену печати, и покупательскую способность людей, мы же стремимся рассчитать всё оптимально. По плану мы должны были делать «Палестину» в ноябре, но по ряду причин это сдвинулось, «Одеяла» мы планируем на сентябрь и планируем приезд автора на «Бумфест» и в Москву.

– Стоит ли надеяться на издание других книг уже затронутых авторов? Например, «Хабиби» того же Томпсона.

– Это зависит от успехов «Одеял». Если проследить за книгами, которые мы издаём, мы издаём по одной-две книги каждого автора. То есть мы могли бы взять одного автора и издавать все его книги, но тут ситуация в том, что на сегодняшний момент мы стремимся взять лучшие произведения тех или иных авторов. Однако, когда появится возможность, мы, конечно же, будем развиваться вширь.

Уже после интервью, спускаясь с издателем в лифте, жму ему руку:
– Дмитрий, без вашей работы я бы вряд ли узнал, что комикс может быть столь глубокой вещью.
– (улыбается) Ну, в этом и заключается наша задача – сделать это глубоким.




Автор: klerk95
Добавлено 21-12-2014, 00:51
Просмотров: 2568
Категория: Интервью

Теги: Бумкнига, Дмитрий Яковлев

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии

  • Пользователь offline
  • Андрей Мелькор
    21 декабря 2014 01:14
  • Группа: Посетители
  • Публикаций: 1
  • Комментариев: 85
Спасибо, очень интересное интервью. Очень жду "Одеяла" от "Бумкниги", поскольку это вообще один из моих самых любимых комиксов
  • Пользователь offline
  • kalgeit
    21 декабря 2014 07:26
  • Группа: Журналисты
  • Публикаций: 60
  • Комментариев: 185
Хорошее интервью. Лучше, чем моё :D
  • Пользователь offline
  • garnir
    21 декабря 2014 10:35
  • Группа: Администраторы
  • Публикаций: 793
  • Комментариев: 2462
Интервью вышло отличное. Очень живое. Ощущается диалог с человеком, а не просто набор вопросов, на которые он должен был ответить.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Где купить комиксы

Лавка комиксов "Апельсин"

Уже в продаже:

Занимательная информатика. Центральный процессор

Занимательная информатика. Центральный процессорКацураги Аюми, чемпионка по японским шахматам сёги, встречает таинственного незнакомца, который предлагает ей сыграть партию с компьютером. Кто одержит верх в этом поединке – человек или машина? И какую тайную цель преследует загадочный программист?

Роман, победитель ласточек

Роман, победитель ласточекРоман – обычный мужик от 25 до 35 лет, он любит ходить в тренажерный зал, пить пиво один или с другими мужиками и все остальные мужицкие дела он тоже любит. В сборник вошли все лучшие комиксы 2016 года, а также новая история про Птицу Мстителя, которая ранее никогда и нигде не публиковалась.

Экслибриум №28

Экслибриум №28Главная тайна Лили кроется в ее прошлом… Когда-то воспитателем юной Лилии был некий Владимир. Каким-то образом и он связан с орденом книгочеев и их давней войной с магами монохрома. По крайней мере, в этом уверена семья дяди Коли, который с помощью своих воспитанников держит Владимира в плену вместе с юной девочкой-монохромом Кирой. Кира же считает, что когда-то Владимир убил ее брата и отобрал у него цвет монохрома. Остается лишь один вопрос: куда же он его спрятал?

Друзья

Big Name Fan Weekly